Иван Баранов: Оружие-гитара…

13 апреля 2003 года в ДК завода им. Войтовича под девизом «Я иного не приемлю» прошел концерт певца и коммуниста Ивана Баранова. Зал был полон. При этом больше половины зрителей — молодёжь. Неудивительно: всё больше молодых людей понимает, что в капиталистическом государстве у человека нет будущего, что жить так дальше невозможно, что необходима коренная смена политического строя. Популярность левого движения, коммунистической идеи в народе растёт, — значит, растёт интерес и к Песне Сопротивления. Впрочем, речь пойдет не о самом концерте.
Мне удалось взять небольшое интервью у Ивана Баранова, творчество которого, несомненно, одна из самых ярких страниц в истории Песни Революции.

       — Иван, для начала расскажи немного о себе. Как всё начиналось? Как ты пришел в Коммунистическое движение, в АКМ, стал Певцом Сопротивления?


       — Всё начиналось, может быть, достаточно традиционно для нашей молодежи. Мои родители — патриоты, музыканты. Мама певица, отец — баянист, руководил многими музыкальными коллективами. Так что вырос я буквально за кулисами, ездил с отцом и матерью в командировки… Тогда я впитал в себя песенные традиции своего народа, в первую очередь русского, поскольку я русский человек. Все это происходило как раз в начале 90-х годов. Мне было 15 лет. События, происходящие тогда в стране, всем известны: путч, контрреволюционный переворот, Советского Союза не стало… и явно почувствовалась дискредитация культуры, низовой культуры народа. Это, наверно, и толкнуло меня на сопротивление, тогда еще неосознанное. В нём не было коммунистической идеи, было просто неприятие того, что происходит в родной стране; того, что новая власть уничтожает низовую народную культуру. Я не скажу «русскую культуру», — дело не в русском, дело в общем. Русскую, грузинскую, украинскую — не суть важно, — просто народную культуру, душу народа…

       — Ты сказал, что сначала не было коммунистической идеи в твоем протесте. Но сейчас все твое творчество связано с призывом к Советскому, к Революционному будущему. Почему именно коммунистическая идея увлекла тебя?


       — Это неизбежно. Мы с вами живем в буржуазном обществе, созрели отношения капиталистические, ультракапиталистические, при которых Человек превратился или в собирателя бутылок на улице, или в винтик, придаток каких-то кампаний, производств, стал фактически рабом хозяина-капиталиста. Этот строй агрессивен по отношению к простому народу, к его душе, к его возможностям. Посмотрите вокруг! Потенциал простого человека убит, погублен, похоронен. У огромного большинства людей нет никакой возможности творческого совершенствования — на это просто не хватает времени. Все силы человек вынужден бросить на то, чтобы просто выжить. При капитализме в человеке убито главное — личность. И это естественное, объективное последствие строя, основанного на жажде наживы и прибыли. Этот строй изжил себя, он тормозит развитие общества, человека. И крушение капитализма неизбежно, ибо остановить движение, прогресс — невозможно.
А при социализме отпадает необходимость круглые сутки работать на хозяина, получая ровно столько, сколько нужно, чтобы не умереть. Бесплатное здравоохранение, социальное обеспечение, образование, свободный выбор профессии — всё это гарантировано. У человека появляется свободное время и возможность совершенствоваться, принося этим пользу и себе, и обществу в целом. Социализм, коммунизм — это свободное творческое развитие каждого человека. Так, если вспомнить слова классиков, Маркса, Ленина: «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех».
Такова моя позиция. Коммунистическая позиция.

       — А ведь с твоим талантом ты, наверно, без труда мог завоевать популярность на буржуазной сцене, сделать карьеру, зарабатывать на этом деньги…

— Да нет, в том-то и дело, что не смог бы. Я не считаю честными тех, кто зарабатывает сейчас баксы на попсовой сцене, продавшись буржуазной антикультуре. Искренний талант и ложь несовместимы. Мы, коммунисты, себя считаем честными людьми по отношению к тому, что происходит, к своей Родине, к людям… я бы просто органически не смог там работать — ведь для этого нужно поступиться основным своим принципом: честностью, правдой.

       — Сейчас в бунтарских кругах очень популярна рок-группа «ЭШЕЛОН». Не мог бы ты подробнее рассказать об этом проекте?


       — Во-первых, конечно, не хотелось бы, чтобы нашу группу называли просто «бунтарской». Это не просто бунт, слепой и сумасшедший. Бунт — это, конечно, хорошо, но это понятие относится, наверно, к тому периоду, когда ещё нет Цели, нет Идеи, нет горизонта. Когда человек ещё не видит, к чему нужно стремиться, чего добиваться. Мы свой горизонт видим, поэтому мы в первую очередь группа Революционная, отстаивающая интересы рабочего класса, человека труда.
Сейчас мы записываем свой альбом, к сожалению, пока первый, если не считать кассеты «Концерт с Г.О.» с нестудийной записью некоторых наших песен. Наверное, уже давно надо было взяться за это дело, но не получилось — необходимо было завершить формирование группы в творческом плане, в плане состава коллектива, выработать стиль… Выйдет альбом где-то в мае. В нем четко прослеживается наша классовая, коммунистическая позиция, без всяких обиняков, там всё видно и всё ясно. Какие-то песни многие уже слышали на концертах, другие нашим слушателям незнакомы. Надеюсь, альбом никого не разочарует.
За время существования группы было множество концертов. Самые яркие выступления, конечно, на «разогреве» группы «Гражданская Оборона». Кстати, скоро, 26 апреля, в ДК «Горбунова» состоится очередной наш концерт совместно с «Гр.Об.»

       — В каком стиле вы играете?


       — Трудно сказать… Наша музыка не вписывается ни в один известный стиль. Есть и «альтернатива», и «хэви-металл», есть и «треш», есть и «панк»… Мы это назвали «Красной Альтернативой».

       — Не меньшей популярностью, чем «ЭШЕЛОН» пользуются твои альбомы «Русский не сдаётся» и «Горсть земли», где собраны советские и современные песни сопротивления в твоем исполнении. Ты собираешься в дальнейшем выпускать такие альбомы?


       — Да, конечно. Сейчас идет работа над подбором песен для новой программы. Она будет, конечно, не завтра и не послезавтра… Может быть, ближе к следующему году. Тем более очередные выборы в Госдуму близятся, в декабре месяце… Поэтому, я думаю, где-нибудь к зиме выйдет новая кассета с такими песнями. Не буду сейчас подробно останавливаться на содержании альбома — пусть это пока останется в тайне.

       — Что интересно, твои песни одинаково популярны как среди молодежи, так и среди людей среднего и старшего возраста. В том числе, кстати, и рок. Если вообще рок-музыка, как правило, в среде ветеранов вызывает отторжение, то в твоем исполнении часто бывает принята «на ура». Как тебе удается объединить разные поколения?


       — Хвала людям, которые слышат эту музыку, — значит, они понимают, о чем идет речь. Повелось так, что старшее поколение в большинстве случаев относится к тяжелому року враждебно. Тут, конечно, повлияла позднесоветская и постсоветская наша действительность, «демократическое», в кавычках, время, которое скомпрометировало рок-музыку просто «от и до» на официальной сцене. Бессмысленные или иноязычные тексты, бездумное подражание западу… Но стоило поменять смысл и суть песен, содержание того, что поется, оставив форму тяжелого рока — и такая музыка воспринимается всеми. Это доказывает, что рок-музыка жива и она доступна всем. Я никогда не поверю, что взрослый человек будет отталкивать рок-музыку просто так. Хорошо, что сегодня старшие принимают нашу рок-музыку неплохо. Потому что они слышат, о чем там поётся. Может быть, они отодвигают на второй план гитары, драйв, все «пилилово» наше, «дробилово» — и слушают текст.

       — Твои песни часто звучат не в уютных концертных залах, а на митингах, на улице, с трибуны… Как пример можно назвать недавнюю акцию «АНТИКАПИТАЛИЗМ-2002». Чем закончилось твое выступление на заключительном митинге?


       — Чем кончилось… Кончилось КПЗ. Камерой предварительного заключения. Для многих день там закончился. Это неудивительно, режим конечно же будет использовать все имеющиеся у него средства, чтобы сломить молодых коммунистов, заставить их отступиться от своей цели. И мы к этому готовы, этого не боимся. Естественно, осознаем опасность, она всегда есть. Мы не сумасшедшие, чтобы бесцельно бросаться в омут буйной головой, мы прекрасно понимаем, где надо, а где не надо рисковать. В данной ситуации риск был оправдан. Не так уж много мы потеряли: ну, посидели трое суток за решеткой, штраф заплатили — какая глупость, не стоит ничего совершенно — зато какой был резонанс! И власть показала свои клыки. Народ увидел, что власть вовсе не такая уж и «демократическая», а довольно-таки зубастая, напоминает вурдалаков и упырей. Важно, чтобы они сами скомпрометировали себя, показали свое обличье, сняли маску «демократическую» якобы — и показали свою кровавую мерзкую харю.

       — Скажи, пожалуйста, оказало ли на тебя влияние творчество каких-либо певцов или групп?


       — Вообще за то, что я пою, спасибо моим родителям. Как я уже говорил, моя мать — профессиональный вокалист. Я воспитан на школе народного пения. Отец, хотя и не поет — композитор.
До армии (я пел тогда в Волжском русском народном хоре) на меня повлияли в первую очередь советские певцы: Магомаев, Ободзинский… Рок был тогда для меня менее важным. А сейчас, когда я полностью окунулся в молодежную культуру, в экстрим, во что-то брутальное, революционное, повстанческое — здесь конечно главным стал рок, и очень много товарищей, которые вдохновляют: начиная от треш-метал, от хэви-метал, Rage Against the Machine, Slayer, Manowar — заканчивая Гражданской Обороной. Спектр огромный, всего не перечислить.

       — Есть мнение, что песня действует на людей сильнее всевозможных речей и призывов. Согласен ли ты с этим утверждением?


       — Да, конечно. Намного сильнее действует, чем сухие лозунги и призывы. Другое дело, что наши призывы иной раз звучат на митингах как рок-композиция, в них есть драйв. Когда оратор что-то очень ритмично скандирует, и это его скандирование сливается с общим пульсом толпы народа восставшего — это есть рок на самом деле. Вот что для меня рок — это площадное искусство, Маяковский.
А если в этом есть музыка — это тем более близко, и воспринимается не только умом, но и душой, эмоциями. Ведь, к сожалению, народ-то у нас в основном политически малограмотный. Но Революции делают своими руками не теоретики-марксисты, а простые рабочие, порой совершенно неграмотные в политическом плане. Но именно они на эмоциональном подъеме свергнут буржуазное правительство, встанут на баррикады, возьмутся за оружие. И мы, марксисты, должны повести этот порыв в правильном направлении, по возможности приблизить, не упустить этот «Час Че».

       — Спасибо тебе большое за интересное интервью. Победа будет за нами!

13 апреля 2003 года

Источник: «Трудовая Россия»

Share This: