Скоро Выйдет Двойной Альбом «Эшелона» — 2012.11.26

— Привет, Дмитрий! Очень давно не слышно никаких новостей от группы «Эшелон».

Лет 7-8 назад группа «гремела» по всей Москве, да и за пределами столицы была знакома довольно хорошо: ведь никому пока ещё не приходило смешать воедино довольно разные стили и жанры музыки — патриотическо-коммунистические песни советских лет и «угарный» классический Heavy Metal в лучших традициях Manowar и иже с ними. С момента выхода альбома «ToTalitarism Now» прошло семь лет. Что с группой происходит сейчас? Есть ли новые песни, планы на будущее и стоит ли фанатам группы ждать нового альбома?

— Салют, товарищи! Песен новых так много, что это, пожалуй, пугает. Поскольку надо понимать обстоятельства, в которых приходится их записывать. О нём я попозже расскажу в деталях, а сперва тоже пробегусь в прошлое, доставлю себе удовольствие. Действительно наш взлёт был крут, и были все шансы прорваться из фанзоны маргиналов как раз туда, куда велит марксизм-ленинизм – к массам. Не ради там славы-денег-тёлок («и прочей +уйни» — подпевает мне из кинотеатра «Улан-Батор» и 2001-го Миша Рудин, наш первый гитарист и соавтор песен), а ради пропаганды наших идей – на тот момент именно наших, всей группы, хотя и имелись некоторые отклонения, трактовки. Тот же Миша Рудин, коль я вспомнил его, быстро откололся – и именно из-за стремительной скорости взлёта. Сам же отжёг на втором концерте в «Улан-Баторе» про пушки, которые мы повернём на Израиль, на Кремль, зажёг этим Ваню (а он легко воспламеняется в митинговом режиме: «Пусть там Вовка Путин сдохнет под огнём»), и после этого впал в паранойю, мерещились ему шпики, что мы «на карандаше». Матерился в метро на полвагона в страхе, что нас после показа на НТВ всех повяжут. Следом за страхом пришла его мама-религия – как Билл Брафорд после записи King Crimson’овского альбома Red, Миша ударился в буддизм, записывал мантры. В общем, года не просуществовав в исходном составе, мы потеряли Мишу, а с ним и его однокашника, прекрасного ударника Лёшу Петухова, который с тех пор и до этого играл в «Анклаве». Это я всё для понимания атмосферы, в которой мы изначально оказались, рассказываю.

Но тогда мы теснее сплотили ряды, костяк оставался неизменным, как у DeMaio/Adams’a а в гитаристы к нам сам попросился мой школьный друг Михаил MAIDEN Смирнов, он и записывал наш первый и пока единственный студийный альбом, очень долго записывал, только в начале 2005-го он добрался до рук заждавшихся фанов, поехал в регионы, попал в Сеть. В процессе записи альбома мы продолжали выступать с «Гражданской Обороной», остался пока только в видеоархиве концерт в ДК «Горбунова», который некому смонтировать до сих пор. Колесили всей рок-коммуной по стране – приглашали и в Калининград, и в Омск… Это был подъём сталинского, мощнейшего антибуржуазного, протестного, непобеждённого духа в советском народе – начало нулевых, — вот и звали, и ждали. Но, увы, оставаться авангардом и трибуном в этом обществе нам не было суждено – как коллективу. Ведь рок-группа это не чья-то одинокая воля плюс подтанцовка, это именно коллективный разум, сотворчество, сумма первичных творческих импульсов. И она-то потихоньку обнулялась, утекала через некое субъективное «окно». Это воистину печальная история, и я её расскажу попозже. А пока – главное. Да, альбома не просто стоит ждать – а надо ждать уже в начале следующего года. Хоть на меня одного и упала работа всей группы, но нет таких крепостей, которые бы не взяли большевики. Работа затянулась – учитывая, что это двойной альбом, — но было бы глупо поворачивать или, точнее, сворачивать, уже пройдя большую часть пути, и только по прихоти или же умственному недомоганию одного из членов тандема. «Эшелон» ведь давно явление общественное…

 

— Какая позиция у группы по поводу того, что происходит сейчас у нас в стране?

Истории с посадкой Pussy Riot и постоянные скандалы с рейдерскими захватами, отъёмом зданий иерархами РПЦ у школ и больниц наводят на мысли, что в России возрождается православный тоталитаризм, который длился на протяжении веков и был свергнут только лишь Октябрьской Революцией да последующим ленинским декретом об отделении церкви от государства. Об этом упоминал и Владимир Селиванов, лидер минской группы «Красные Звёзды». Вы согласны с этим утверждением?

 

— За этот вопрос я бы сразу подарил альбом (правда, пока лишь обещаю). Ждал его. И тут, кстати, ключик к пониманию того, что в группе случилось. Не с себя начну, ибо отписался статьёй сразу же, наградив девчат нежным именем «Пуссеньки», которое теперь гуляет без авторства. Мне позвонил тот самый Миша Рудин, до этого не звонивший лет почти десять. Я был рад услышать его беспокойный заикающийся монолог: мол, они же наше дело продолжили, ударили и по РПЦ и по Путину сразу! Ну, я как прагматичный человек, сразу Мише говорю: «Не хочешь ли на альбоме прописать солячки по этому случаю?». Он  заинтересовался! Вот так фидбэк нашего же творчества дал новые силы. Кстати, в ЖЖ меня зафрендили девчата сами, первыми, ещё до съёмок клипа в бизнес-центре имени Христа Спасителя. С Надей виделись разок, потом я посвятил ей стих. Девчата дали мощи! Но не всем… Ваня в это время уже так крепко впал в православие, что предавал анафеме «Пуссенек», занимаясь-маясь перепостингом демотиваторов а ля «и это мать?», где Надя должна была олицетворять растленное создание… А с Володей Селивановым, хоть мы и цапались пару раз (в «Горбушке» сыграли без спросу его версию «Нашего марша» и в Минске спорили о понятии «буржуй» в 2005-м), ныне согласен вполне: РПЦ не просто как опаснейшая идеологизированная мафия, проповедующая общественный регресс, а как одна из олигархий, присвоивших социалистическую собственность, — разгулялась с истинно разбойничьим размахом. Я даже этому шутливую песенку посвятил – просто трень-брень, без драйва… Думаю, реституция даже середняков сделает сейчас атеистами – к примеру, происходящее в Горках Ленинских, где школу для инвалидов выселил женский монастырь, не оставляет никаких сомнений в «нравственном» климате РПЦ.

— Поддерживаете ли вы акции протеста против политики российских властей?

Как относитесь ко всем этим «Маршам Миллионов», «Дням Гнева» и прочим акциям оппозиции? Могут ли эти акции что-либо изменить в сегодняшней ситуации — в том виде, в котором они проводятся, либо «несогласным и недовольным» нужно что-то поменять для большего успеха?

— Отношусь непосредственно: первый массовый митинг на Болотной, почти год назад прошедший, я анонсировал в СМИ, собирал пресс-конференцию накануне его. В Днях гнева участвовал, даже стих написал об одном из них. Тут, я думаю, всё шло по нарастающей и Дни Гнева сменились Маршами, точнее митингами и маршами. К 15-му сентября я даже написал песню «Марш миллионов», которая пока исполнялась лишь акустически, но на следующем альбоме она будет обязательно в электричестве. Здесь не время ещё давать оценки – сам факт того, что массы вернулись в политику требует длительного осознания и анализа. Что с этим делать – пока не знают ни вожди, ни массы. Да и теперь на первый план выходит не сама по себе массовость, а программа действий в тех сегментах реальности, что могут быть массами изменены. Кое-что меняется – тот самый гнев, что раньше занимал только дни, теперь удерживается неделями. Пример – «дело Оборонсервиса», тут домашний арест одной из казнокрадок встречен не только пролетариями, но и гламуриями с единодушным гневом. Это пока молодые матери Толоконникова и Алёхина, не имеющие миллионов на залог – сидят!

— Изменился ли саунд группы «Эшелон» за это время? Или же фанаты по прежнему могут быть уверены, что с выходом нового альбома они услышат всё тот же «красный Manowar»? Какие отечественные и зарубежные музыканты вас радуют и вдохновляют на данный момент?

— Звук изменился не сильно – скорее, изменились песни. Впрочем, голос – ведь тоже саунд. И тут я вынужден рассказать обещанное. С самого начала. В начале 2009-го мы ехали поздравлять нашего товарища рок-коммунара из «Разнузданных Волей» в 7-й микрорайон Тёплого Стана: я, Славик Горбулин из «28 Панфиловцев», Николай Барабанов из «Анклава» и Ваня Баранов. Весело шли, купили на «Юго-Западной» ему книг в подарок – ещё тогда я удивился Ваниному выбору, было это нечто из реакционной философии, бердяевщины, кажется. Вскоре стало ясно, откуда ветер дует. На кухне Кольчугина Ваня сообщил: вчера крестился. Накануне до этого написал «богомерзкое стихотворение» (его выражение), а потом – побежал в церковь, каяться… Ну, не выдержал, бывает. Важно понимать тут, что Иван до этого пережил с небольшим временным разрывом две тяжелейшие утраты, остался фактически сиротой. Так что перефразирую героя Меркурьева из фильма «Летят журавли»: осуждать его может только способный вынести более страшное. Просто это уже другой человек, ни к нашей яростной музыке, ни к классовой борьбе отношения не имеющий, тут уже борьба за спасение души идёт, дело посерьёзнее социалистической революции… Страхи, потеря ориентиров, одиночество, неясность с трудоустройством в сочетании с необразованностью и пьянством – ломали не только отдельных людей, а целые народы.

Это мы и наблюдаем на руинах СССР сейчас: увы, нельзя жить в обществе, будучи от него свободным. А значит, регресс распространяется и на тех, кто посмел перечить реставрации капитализма и вызываемому им мракобесию. Базис на надстройку влияет – и только систематическое самообразование, а ещё коллективная воля любой «первички», будь то рок-группа или партийное нечто, может удержать от попадания в мыслеворот регрессирующего большинства. Может, и мы ослабли, ослабили коллективное натяжение-напряжение, затянули запись следующего после «ТоТки» альбома – вот и понесли потери. Печально, но Ваня поддался течению – и на данном этапе дошёл до самоотрицания, до того, над чем в песне «Венсеремос» мы посмеялись: «Что от правды она всё отводит да всё крестится на образа»… Марксистское понимание нашего сложнейшего текущего момента трудно даётся даже образованным людям, а Иван воспитан армией, «Трудовой Россией» да своей интеллигентной музыкальной семьёй, и то часто через противоречивость, эпатажность, ему свойственную. Дома не засиживался, Лукачем «выкуривал сталинизм» из родного шкафа, попав под влияние сектантов-троцкистов. Отсюда, кстати, и неизбывное чувство вины, подвинувшее к поиску отца небесного: не договорили… Увы, ему приходилось не раз сталкиваться непосредственно с той тьмой, что порождена регрессом – боец не только в песнях, Иван в драке не раз терял зубы… Но вот где-то там и происходил личностный надлом: вроде бы коммунисты скидывались на «ремонт», а он уже не хотел скалить клыки на действительность. Ожидал повторения злого рока. Кстати, на нынешнем языке, ему близком, это были «инородцы» — с кем дрался. Как и тут не заронить ненависть, чреватую фашизмом? Всё объяснимо, но не для тех, кто привык слышать в «Эшелоне» голос-мост – в будущее социализма и в советское прошлое. Именно этого моста постсоветскому обществу не хватало все девяностые и он начал строиться стихийно многими в нулевых. Но у нас, увы, теперь одной опоры точно нет… Рок-герой не смеет сдаваться (регрессу) – победа или смерть! Увы, в данном случае, это гибель пролетарского самосознания в угоду мракобесному болоту.

С момента, как Иван отошёл от записи начатого нами вполне сознательно (с учётом ещё лёгкой формы ПГМ) альбома, я оказался в некоей депривации, ощущал голод по части драйва и воли – буквально скупал ДВД и на дисках «тяжеляк», чтобы альбомная идея не гасла во мне. «Я нёс в ладонях чудесную воду» — пел «Нау», вот это про меня. Да, бывают такие затяжные бои, когда от всей дивизии остаётся один солдат. Но и он может выполнить боевую задачу! Весь Destruction, мегадетовский Endgame и концерт в «Палладиуме», эксептовский «Сталинград», мановаровские «Боги войны» и «Бог стали», наши отечественные стоунеры, «Синдром внезапной смерти» — не давали скиснуть. Кстати, с «Синдромом» вышла забавная история – кто-то Вконтакте их песню озаглавил «Эшелоном». Я уж подумал – и впрямь, народ подхватил знамя. Потом выяснилось, что это всё же группа, притом замечательная – я всё их лучшее потом переслушал. Есть там правые провалы, но «Весна, Берлин» и «Революция впереди» — прекрасны. Кстати, они же утвердили меня в решении самому прописывать вокал, а не искать варягов. Эта роскошь не для нас пока.

 

— Как вы относитесь к такому явлению, как цензура? Вопрос обусловлен тем обстоятельством, что немецкая рок-группа Accept, на последнем альбоме которой присутствует фрагмент государственного гимна СССР в виде гитарного соло, во время турне по Прибалтике вынуждена была отказаться от исполнения этого фрагмента в Литве и Латвии, так как в Литве этот гимн является запрещённым и его публичное исполнение подразумевает огромные штрафы. А в Латвии группа выступала в день одного из национальных праздников и была предупреждена о нежелательности исполнения советского гимна в этот день. Как вы считаете, имеют ли право политики таким образом вмешиваться в творческий процесс? Могут ли власти и госструктуры указывать исполнителям, о чём петь можно, а о чём — нельзя?

 

— Позор и политикам, но музыкантам – тоже «незачот». Дичайшая история, и я, честно говоря, вдохновившийся немецкими товарищами поначалу, когда прочитал украинскую рецензию на последний альбом (хотя Accept прошёл как-то мимо меня в конце 1980-х и 90-х — но такое классово верное переосмысление ВОВ), теперь разочарован. Тем более что буквально ощутимо то мелодическое волнение, талантливое приятие советского гимна и Великой Победы всего прогрессивного человечества, которое Вольф Хоффман вложил в соло – поставлю себе на мобильный обязательно! Но как такое можно было заменить на мотивчик «Боже, царя храни»? Прямо Ванина история в миниатюре. Я думаю, степень влияния цензуры на творчество определяется самими творцами – могли бы плюнуть и не выступать. Но как группа второго эшелона, ребята выбрали, может, даже и не деньги, а узнаваемость, возможность выступить… Хотя это позор, конечно. Тут, кстати, тоже для нас нечто родное: мы ведь начинали ещё до «Эшелона» с Ваней сотрудничать в рамках некоего миньона «Встать, гимн идёт!» — и там было бы несомненно то, что подверглось цензуре. Причём путинская цензура тут куда коварнее: как в том анекдоте про оперного певца, «я мотивчик-то помню, да слова забыл». Покойный Михалков, отрекшийся новым гимном от самой сути и всего пафоса гимна большевиков (музыка сперва была в нём, потом их поменяли местами – гимн ВКПб и СССР) – вот уж самоцензура похлеще любой цензуры! «Хранимая богом родная Труба» — новая суть гимна.

 

— Поскольку вы являетесь музыкантами, исполняющими песни явно «левой», антикапиталистической направленности, закономерен вопрос о вашем отношении к вопросам, связанным с авторским правом. Как вы относитесь к факту существования порталов типа Torrents и RuTracker и тому обстоятельству, что альбомы и концерты исполнителей туда выкладывают бесплатно, тем самым, по расхожей формулировке, «оставляя музыкантов без гонорара»?

 

— Мы пираты и партизаны на все сто процентов. У борющихся за бесклассовое общество своими песнями не может быть тут никаких пережитков из области эпохи бабла. Да, что касается стоимости носителей наших песен – надо возмещать, но только её. Ну, или когда на концерт зовут, вывозят – надо оплачивать по ставке рабочих дней, вот и всё. Дорога, проживание, пропитание, всё как у коммунистов! Так мы и ездили в Минск по приглашению ЛФ на день, выступили – и назад, даже не ночевали. А альбом, как будет готов – на Рутрекер сразу! Иного бытия у рока просто уже нет. И за такое-то – спасибо.

 

— Сотрудничаете ли с какими-нибудь политическими организациями «левой» направленности? В России, как припоминается, вы всегда шли «где-то рядом» с «Авангардом Красной Молодёжи» Сергея Удальцова. А есть ли какие-то движения за рубежом (в том числе — и на территории «экс-СССР»), которые вы поддерживаете?

Есть ли у вас и ваших товарищей планы создать какое-то международное объединение левых сил, в том числе и включающее постсоветское пространство? И какую, на ваш взгляд, роль играет недавно образовавшийся «Форум левых сил»?

— Поскольку АКМ влился в Левый Фронт, самую ныне революционную в России и за её пределами организацию – «Эшелон» остаётся его «горнистом». Не случайно, когда ЛФ планировал перейти на уровень легальной партии «Рот Фронт», именно наша песня «Венсеремос», игравшая в начале учредительных конференций, стала чем-то вроде гимна организации – увы, так и не зарегистрированной Минюстом. Мы и на фестивале «Буревестник-2011» должны были выступать, но тогда Ваня сказал чете Удальцовых, что он нечто большее, чем «Эшелон» и на концерт вообще не явился. Хотя ждали многие. Тогда я уже чётко понимал, что понимать знамя группы кроме меня некому. Смогу удержать – подойдут с флангов Михаилы… И, может, как Летов, как Шевчук в точно таких же ситуациях оказывавшиеся, смогу набрать новые составы – ведь в Питере ДДТ возрождалась буквально с нуля, точнее с одного Шевчука, и Егор в 1987-м писал сам серию альбомов, назло и поперёк репрессиям и армейским призывам. Мне ближе всего это его оголтелое, окаянное состояние – с той лишь разницей, что нас-то как группу никто не репрессировал, а добровольно Ваня выпал в осадок, а с ним и временный попутчик Денис Смирнов, которому мы всё же благодарны за импульс к началу записи альбома. Ну, и где завёлся боженька — там обязательно и царь подселяется. Всё строго по Бакунину: допустил на небе господа, допустишь господ и на земле. Сейчас Ваня занят проклинательной работой в Сети – «коммуняк» и прочих нехристей, царя-батюшку умучивших, выводит на святую воду… Одна бактерия тянет за собой весь букет – где ПГМ, там и монархизм. И это в наши-то дни! Объединяет не религия и не кровь – наоборот всё это жутко разобщило советский народ. Республики Союза валятся в феодализм и средневековье, а мы тут, певшие о прогрессе, о времени идущем вперёд – что?! Вот и решил я, что оставшиеся светлые песни – надо записать в любом случае, донести наш голос до современников. Это очень светлый по замыслу альбом. Заглавная песня, на стихи Назыма Хикмета, написана ещё иным Барановым, в начале нулевых. Весьма духоподъёмная, но в ней есть что-то и от «Кино» в электрической версии с моим вокалом. Новая специфика, конечно, появляется у «Эшелона» — но лучше такая, чем вообще никакая, чем позорная, мертвяковая тишина после трибунного призыва. Предательство в этом есть какое-то, очень большое – предательство самого себя и своей матери-Эпохи!

О планах же ЛФ по возрождению СССР пока умолчу – ведь организацию вот-вот признают экстремистской. Тогда-то его функции на себя и возьмёт ФЛС. Ведь возрождение СССР – это планы не партии какой-то, а всего разрозненного приватизаторами народа. В своём советском интернационализме мы экстремисты не только для путинских олигархов, высасывающих богатства недр, по конституции РФ принадлежащие народу, но и соседние латифундии – будут очень против такого права наций на самоопределение-объединение. Назарбаев вот уже прикрыл несколько газет и оппозиционных организаций левого толка – неофеодализм не потерпит конкурентов регрессу. Тут в дело идут все средства – от религий до полицейского террора, от похищений наших товарищей за рубежом РФ до идеологического прессинга в СМИ и на ТВ. В такой ситуации отступать – это себя не уважать. А мы ведь последнее поколение, видевшее СССР в расцвете!

 

—  Какие сейчас в России группы представлены на левом, революционном (в том числе — коммунистическом) фланге? Можете назвать исполнителей с такой гражданской позицией, которая близка лично вам и «Эшелону»? С какими музыкантами вам в своё время больше всего нравилось делить сцену и перед кем из «мировых звёзд» хотелось бы сыграть на разогреве?

 

— С Г.О. игралось неплохо, с «Красными звёздами» тоже… Группы возникают постоянно – и всех новых просто не углядеть. Замечательный был проект Slaughter-2017, с которым и Ваня успел посотрудничать немного, свой ещё сопротивляющийся голос вложил в их ню-металлический саунд. Вот свежайшая новость: в республике Коми быстрыми шагами развивается группа «Жизненноважно», сыктывкарская, пока в формате квартирников. Но и новички, увы, вынуждены проходить все предыдущие стадии – ранней рок-коммуны, скажем так. Это летовщина, конечно, пение чужих песен – но главное-то начать, там и свои пойдут! Гражданская позиция подросла за последний год у стольких групп, что перечислить нереально. Вроде из известных – и «Барто» с православной вокалисткой во главе уже даже не догоняет новичков, но и Катя Гордон со своим Blondrock’ом выглядела поначалу весьма политично. Круче прочих – Louna, группа не просто альтернативного звучания, но и с серьёзным левым бэкграундом: гитарист её и основатель Рубен Казарян имеет левейшие, антиклерикальные и интернационалистские устремления, мой давний знакомый по Synaestetic records и Buddha-cat studio. «Союз Созидающих» — клёвый и забойный коллектив, был недавно на их концерте в Москве. Конечно, на фоне такого подъёма наше молчание – почти преступление. Вот я и спешу, побрякивая всеми причиндалами человека-оркестра…

Сыграть хотелось бы и с Manowar’ом разочек хотя бы. Правда, есть тут политические барьеры – но кто знает, как всё обернётся… Их империализм вышел из моды, новый альбом скромный, а песня «Гринго» вполне по-анархистски звучит… Можно было бы сыграть с Acceptoм – но только после диалога. Был один даже вполне реальный случай выступить с вокалистом Rammstein’овским Тилем, когда его Фонд Розы Люксембург зазывал в Москву… Ну и если доживём в следующем году до чего-то площадного, то с родственной Loun’ой сыграем обязательно (их барабанщик – мой теперь племянник, по второму браку брата двоюродного), причём всей рок-коммуной, «Анклав» самый из нас поныне молодец. Егор Махоркин, их отец-сооснователь мне помогает на альбоме в качестве соло-гитариста. «Солнце Лауры» — дружественное, но аполитичное, тоже где-то рядом, греет помаленьку, доказывая, что альбом наш – это часть общей движухи. Их песенку «Вперёд и с песней» вот даже на «Марше миллионов» ставили одном из.

 

— Поскольку Иван Баранов больше не участвует в жизни группы, будет ли у «Эшелона» новый вокалист? Или теперь вокалистом группы будет Дмитрий Чёрный?

 

— Это вопрос не ко мне, а в грядущее заданный, в эфир. На данном этапе донести громаду альбома до слушателя взялся я один. Без помощи ряда товарищей и это бы не пошло, но всё же ответственность, понимание содержания песен – это не приходит за месяц-другой. Это надо всё проживать, постигать – носить каждую партию месяцами, а иногда и годами… В дальнейшем я не исключаю появления вокалиста не речитативного, мелодикломатического плана, коим являюсь я сам, а снова трибунного, громогласного… Тут уж как пойдёт. Увы, как однажды самокритично сказал Ваня на моей кухне, « к этому бы голосу ещё и мозги» — не всё решают вокальные данные. Петь надо всем разумом, кипящим… Это не у всякого выйдет. Впрочем, и у меня выходит не идеально – однако группа есть, пока есть альбомы, как учил Егор Летов, и я намерен следовать именно этой стратегии. А там поглядим. Я вот и не подумал бы включать отходовских времён ещё песню «Мой манифест» на стихи Леонида Губанова, если бы Ваня не устроил на альбоме такой парад поэтов: Мандельштам, Блок, Маяковский, Хикмет… Я подумал, что поэта посовременнее там явно не хватает. А проигрыш басовый, с которого песня начинается – внимательных фанов отсылает на «Концерт с Г.О.», во «Власть вещей», тоже отходовскую песню – уже тогда цитата отсюда припряталась, на самой первой, изданной ещё кассетно, записи «Эшелона».

 

— Чего бы вы пожелали слушателям и поклонникам?

 

— Пожелать бы хотел стойкости в убеждениях и борьбе: увы, когда всё общество отступает, оставаться в авангарде его это значит испытывать самый неистовый натиск пятящихся. И саморазвития непрерывного пожелал бы, следом за Ильичом — предыдущими советскими поколениями создано такое наследие, которое требует очень внимательного осмысления, и только вполне осознавший, что он получил в наследство — станет его полноправным хозяином. Прогресса, революции, любования!

Share This: