Работая над своим альбомом, вспоминаем свои фАнАтеки…

Четвёртый альбом, окончательно сделавший металлистом

Этот альбом пришёл ко мне уже не сам, как «твистЫ» на дживиси краденной в 91-й школе, а вполне осознанно, то есть я откуда-то взял кассету из-под некоего самоучителя иностранного языка, кажется. Или это был какой-нибудь с самого начала мне немилый Окуджава из изначальных кассет, прикупленных отцом для прослушивания на магнитофоне Весна-202? Кассета жёлтая, наклейка на ней голубая, буквы чёрные мелкие. Понёс её в студию «Нива» в «Мелодии», год был тот самый, 1988-й, конец его, зима.

«Индеец» тамошний очень брезгливо обычно смотрел на такие советские кассеты, но ни разу мне не отказывал, брал — да, риск попортить головки техники-кормилицы был, но рубль за «оплодотворённую» 60-минутную кассету навар хороший. Причём чистой же воды пиратство, расходники — разве что электричество, а оно в СССР было почти дармовое.

Откуда я взял прицел на Слэйер? Из стычкинского «Метал хамера», конечно — того самого, где Керри Кинг был на обложке за перекрещенными «бисерами». И рашил записать самый свежий альбом — которым была разукрашена предпоследняя страница, эдакие сатанинские средневековые кровавые кошмарики, это казалось подростку самым тогда вкусным зрелищем и эстетикой… Альбом в каком-то смысле окрестил меня металлистом по-новой и окончательно. «Твисты», даже «Ирон мАйден» — всё это было на фоне Слэера артподготовкой. А вот это чистый трэш — самая суть металла в тогдашних моих представлениях. Кассета была длительности нестандартной (в советских самоучителях длина плёнки была точно под фонограмму), поэтому альбом чуть-чуть не влез на неё. Но это не сильно расстраивало.

Внутри был потрясный, заговорщицкий заряд тяжести, композицинный ассортимент невиданный, а барабаны — вообще сказочные. Как бывший разносчик пиццы Ломбардо пархал над установкой там, словно художник у большущего полотна, нанося широкие и малые мазки, играя, разбрасывая акценты чётко и гораздо смелее всех гитар и особенно баса — даже вообразить сейчас сложно, хотя есть концерты, можно глянуть, играет он иногда даже стоя, но без показной экспрессии. Каждая песня там — надстраивающаяся, всё более прочёсывающая в трэшерское нутро, и не уходящая от темы, всё кровавое и антихристианское (что угадывалось по отдельным словам).

Возвращаясь к потрясающей экспрессивности барабанных партий, должен сказать важное по части нашей родной ритм-секции: в середине Mandatory Suicide имеется такое вступление, как бы пролог, звучащий переходом к финальной части. Так вот: никто и никогда не мог сыграть на барабанах размышления, показать всю их неуверенность, неструктурированность и поспешность, с переходами из форте в пиано — перед действием. Ломбардо смог. Он гений. Во что очень слабо верится при созерцании его на концертах — ну, такой худощавый, остроплЕчий непретенциозный разносчик пиццы, просто оказавшийся за установкой…

А хитрость с переходом через заведённые гитары от первого трека ко второму? На сидюхах она потерялась из-за насечек треков — а ведь на кассете слушалось идеально слитно, была в этом некая тайна. С Серёгой Лановым, который внезапно и единожды затащился среди изобилия отечественного и зарубежного металла только от этого альбома (особено от первой композиции и её зловещего начала), мы внимательно на громком звуке изучали этот переход — и живо представлялось, как кончили играть одну, зависли у колонок гитарами, и начали резко чесать следующую всесильные Ханнеман и Кинг.

Радовали и очень простенькие, рокенролльные по сути песни вроде Behind The Crooked Cross — где тоже развенулось дарование Ломбардо в самых казалось бы проходных брейках. Истинные ценители группы считали 88-й — отступлением после наступления, после 1986-го, очень быстрого и злого. Но я их никогда не пойму, поскольку у меня первым был 88-й — и в 86-й я врубался через него (да и кассета Scotch была лучше качеством).

Организованность этого альбома и военная его чёткость — отдельная тема. Нечто сокрушительное тогда открылось мне в этом направлении рока, способное вместе со впаянным в риффы словом сносить любые идеологические и политические преграды… Воистину 88-й был для всех трэшеров самым погожим и плодотворным годом! Вы ещё не догадались, что следующий альбом будет уже Металлики?..

А это всё, нижеследующее, весёлое и серьёзное — уже со следующего альбома, который стал как бы суммой, компромиссом двух предыдущих (по скорости и тяжести) и качественным шагом вперёд.

Share This:

Оставить комментарий